Среда, 20.09.2017
Мой сайт
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Гостевая книга [ Добавить запись ]

Страницы: « 1 2 ... 12 13 14 15 »
Показано 196-210 из 218 сообщений
23. Ольга   (06.02.2006 18:14) E-mail
У меня сын, ему скоро 8 лет. Он учится в школе 8 разряда. Мне очень хотелось бы познакомиться с мамами, у которых дети с таким же диагнозом. Хочется совета и помощи. Не знаю, что мне делать дальше. Как лечить, куда обратиться. Буду очень рада, если кто-нибудь откликнется на мое сообщение. С уважением Ольга.

22. Татьяна   (04.02.2006 20:59)
Здравствуйте, уважаемы мамы. Зайдя на этот сайт я поняла, что я оказывается не одна с такой проблемой. И у меня появилась надежда, что мне кто-нибудь поможет любым советом.
Моему сыну скоро будет 4 года. Недавно ему поставили диагноз РДА. Мой сын ходил в обычный садик. Но стали жаловаться воспитатели на поведение моего сына. Он не слушался, мог часами валяться на полу играя с машинкой. Если к нему кто-то подходил он просто его отшвыривал. На занятиях он не сидел, занимался только тем что ему нравилось. Он зрительно узнавал 4 цвета, начинал как мне казалось говорить. Но потом почему-то перестал. Говорит только отдельные слова и только если сам захочет. Нас послали на комиссию, там направили в коррекционный садик, так как он не стал выполнять их просьбы, хотя потом дома он делал это без проблем. Я долго отказывалась идти в кор. Садик, но потом решила попробовать вдруг ему там будет легче все-таки там в группе всего 4-5 ребенка а не 26-28. начали ходить, но тут новый удар. Нас вызвала детский врач-психиатор (она у нас одна в городе) и сказа что у нас РДА под «?». Дала в руки направление в Казань (мы живем на территории Татарстана в маленьком городе) на обследование и на получение инвалидности. Я в отчаянии попросила совета у невропатолога, тут новый удар, они с врачом-психиатором так между делом решили что моего сына лучше отдать в интернат и забыть, не мучиться с ним. Зачем говорит тебе такая обуза. Я готова была умереть, куда идти, куда обращаться?? Я думала что отстает немного ребенок в развитии, но чтобы так. В садике дефектолог меня немного успокоила, дала надежду, что можно с этим жить. ПРОШУ помогите кто столкнулся с такой проблемой что делать и как быть

21. alina   (23.12.2005 23:27) E-mail
Мне хочется добавить.Речь идет о лечении в детском центре "Один шаг".Подробно прочитать об этом можно здесь:http://www.universekids.narod.ru/ Я Олю и Маркушку знаю лично.Кроме Оли есть другие мамы,столкнувшиеся с этим диагнозом.Я хочу сказать,что аутизм излечим.Лечение в дц "Один шаг" бесплатно.Все телефоны есть на сайте.

20. Оля_Марк   (23.12.2005 21:54) E-mail
«Маркуша говорил на своем языке…»

Здравствуйте мамы, хочу протянуть Вам руку помощи, у Марка был аутизм и нарушение речевого центра.

Вот наша история.
С самого рождения Марк кричал, был беспокойным. По ночам кричал, с этими криками я справлялась не легко. Я нервничала и волновалась, внутри была убеждена, что ребенок здоров и лечить не нужно, но появлялись сомнения а правильно ли поступаю, все-таки почти все мамы вокруг поступают иначе. Время шло ребенок рос, он хорошо развивался, по книжкам все вовремя, ползать, ходить, даже начинал говорить. Но ночью время от времени продолжались крики. В то время и еще раньше до беременности отказалась от лекарств, относилась как к химии, лечились народными средствами и закаливанием, если болели. В то время у меня было понимание психологических проблем, что атмосфера в семье влияет на ребенка, что любовь и внимание родителей влияют на ребенка, но глубокого понимания духовности не было.
В семье было не все гладко, я стала замечать, что мое неровное поведение с близкими сказывается на ребенке не в лучшую сторону. Все эти проблемы начались после того как ребенку исполнился годик. Около года, продолжались в семье скандалы, проблемы, моя внутренняя неуравновешенность, не способность постоять за себя и за своего ребенка – дали свои негативные результаты, ребенок из здорового начал превращаться в нездорового. Был момент, когда он начал говорить, а потом перестал и замкнулся в себе.
Сейчас я уже понимаю, что мать ничто не должно волновать кроме ребенка. На первом плане должен быть ребенок, тогда все выстраивается правильно. Он и был на первом месте, но мне не хватало стойкости и веры. Я почувствовала, что мне нужна помощь. Меня начали уговаривать лечить ребенка, показать врачам. Я согласилась пойти к врачам, они сказали, что сам не заговорит.
Маркушка говорил на своем языке, но ни одно слово разобрать было не возможно, говорили, что он так слышит и воспроизводит, то что мы говорим, что нарушен речевой центр. Поведение у него тоже было разное – то он становился неуправляемым, мог выбежать на дорогу, не слышал, не шел на контакт, не реагировал на обращение к нему, то вел себя как здоровый ребенок, только говорил не как все. Еще , все, что ни предлагали начало шло – нет или никакого ответа. Все это очень меня беспокоило.
Но было и такое, что когда я верила, что все в порядке, что он здоров, что я чувствую его и думаю все с ним будет хорошо – ребенок совсем по-другому себя вел. А когда думала, что плохо – тут уж все симптомы на лицо. Я, потихоньку, начала терять веру в то, что ребенок здоров и начала верить, что он не здоров, на душе было очень тяжело. Мне нужна была помощь.
И помощь пришла, Бог привел меня к людям, которые помогли мне и моему ребенку. Оказалось, что мои взгляды на жизнь не беспочвенны, что есть люди, которые разделяют мои взгляды, что ребенка не нужно лечить лекарствами и даже нельзя, потому что лекарства – это негатив.
Я узнала, чтобы ребенок выздоровел - я должна меняться. Избавляться от своих плохих качеств, должна хотеть меняться, осознавать свои поступки, мысли, слова, нести за них ответственность.
Я узнала, что связь ребенка с матерью очень крепкая, что она духовная, что все зависит от матери и все поступки мамы сказываются на ребенке. Что мать ради ребенка должна отказаться от вредных привычек, потому что они открывают ребенка, открывают его защиту, также как и все негативные поступки, которые совершает мать будь-то гнев, раздражение, обида, плохие мысли или нелюбовь к кому-то из людей. Причины болезней не в вирусах, наши негативные поступки накапливаются и проявляются в болезнях у детей. Есть Закон Божий - жить по совести. Мы все живем по Закону и если нарушаем его, то мы или наши дети болеют. Показывают нам, что мы совершили ошибку, что нужно извиниться и исправить ситуацию. Я выбрала идти этим путем. Тогда еще не знала и не подозревала как будет тяжело. Но я не жалею об этом.
Узнала, что есть возможность вылечить - восстановить ребенка энергией., которая дается Богом через руки целителя, где целитель- проводник Божественной энергии. Лечение бесплатное, энергия не имеет цены и она не принадлежит людям.
Еще узнала о том, что могу сама помогать себе и ребенку. Я узнала, что когда болеешь сам или болеет ребенок, нужно найти причину (в чем поступил не по совести), встать в 4 утра и обратиться к Богу с извинениями и попросить помощи – попросить энергию на выздоровление и болезнь пройдет. Как это сделать – нужно положить стакан с водой на левую ладонь и накрыть правой ладонью и попросить энергию на то, что у вас не здорово, на исцеление, через Ваши руки Бог предаст энергию в водичку и вы сможете с помощь ее вылечиться.
Я благодарна Богу - он дал мне все: помощь, поддержку, защиту, людей единомышленников, мам с детьми, которых я очень люблю и называю своими боевыми подругами, с которыми мы пережили и хорошие минуты и болезни наших детей и отчаяние и неверие. Я восстановила своего ребенка, он начал говорить, хотя многие говорят и думают, что это случилось само по себе, но только Бог знает
сколько он вложил труда в это и я чтобы понять, услышать, измениться, суметь пойти тем путем которым он меня вел, не испугаться и идти до конца! Спасибо! Спасибо тем людям, которые помогали мне и были рядом! Низкий вам поклон всем!
Мать ради своего ребенка готова на многое. Нужно пересмотреть свою жизнь, свои поступки, дела, отношения с близкими, свои мысли, нужно избегать гнева, зависти, жадности, сварливости, агрессивности – откажитесь от всего этого, все негативные мысли, поступки, тут же сказываются на ребенке. Постарайтесь отбросить все ненужное и жить настоящими ценностями.
Любите, созидайте, цените каждое мгновение своей жизни, радуйтесь и будьте благодарны за то, что у вас есть.
Мать должна оставаться самой счастливой и любящей.
Всем , кому пришлось по душе, то что я написала, буду рада ответить на все вопросы. Мой ‘электронный адрес : olya_kirchikova@mail.ru,

Еще в ЖЖ у меня есть своя страничка :www.livejournal.com.users/olya_mark/

19. Зоя   (11.12.2005 11:53) E-mail
Здравствуйте, Лилия!
Большое спасибо Вам за письмо, оно было первым откликом на моё сообщение на сайте. Я думаю, что то, что мы пережили и переживаем, могут понять только такие же родители, как мы. В глазах людей, имеющих здоровых детей, можно увидеть только сочувствие (в лучшем случае), и желание поскорее забыть о нашей проблеме, и жить дальше, делая вид, что её не существует.
Ходит ли ваш сын в детский сад? Где вы живёте? Есть ли в вашем городе специальные образовательные учреждения для проблемных детей? Что вам потребовалось для того, чтобы вам дали инвалидность? Решило ли это как-то ваши проблемы? Принимаете ли вы какие-то лекарства, есть ли от них толк?
С того времени, как я написала своё письмо, у нас есть некоторые изменения. Мы тоже решили оформить инвалидность. Для того, чтобы идти на ВТЭК, нужно было сначала пройти стационарное обследование ребёнка. Две недели мы возили Кирюшу в нашу областную психбольницу, в детское отделение. Там его смотрели психиатр, невропатолог, психолог, логопед. То, что мне сказала зав. отделением, повергло меня, мягко говоря, в состояние лёгкого недоумения. Именно это я говорила всем врачам на протяжении 2-х лет: аутизма у ребёнка нет. Нет основных признаков. Теперь нам ставят ЗПР, общее недоразвитие речи, но с таким диагнозов инвалидность нам не дадут. Я не знала, что мне делать, надо бы радоваться, но чему, собственно? Только тому, что нашу проблему назвали по-другому. От этого немного легче, но только немного. Врач рекомендовала нам ещё раз пройти МПК и проситься в логопедическую группу. Хотим заняться этим после Нового года. Сейчас мы два раза в неделю занимаемся дома с дефектологом. В садик тоже ходим. Проблемы, в принципе, остаются прежними: гиперактивность, расторможенность, рассеянное внимание. Отсюда проблемы с обучением, у ребёнка нет никакого познавательного интереса, он только прыгает, бегает, в лучшем случае смотрит мультики. Счёт и чтение у нас более-менее идут, сложнее с письмом, логикой.
Ваш сынуля говорит? Какие у вас основные проблемы? У Вас один ребёнок? Как вам удаётся работать? Я работаю полдня, перешла на полставки, это значительно легче, хотя зарплата теперь вообще копейки. Больше времени могу уделить дому и детям.
Ещё раз большое спасибо Вам за письмо, буду рада общаться с Вами, пишите, до свидания, Зоя.

18. Детский Центр Развития `Подсолнух`   (03.11.2005 21:22) E-mail
Занятия с детьми, имеющими нарушения слуха, речи, Аутизм, ДЦП, задержки в развитии. Музыка, ритмика, театр, логопедия, сенсорная комната, подготовка к школе. Возможен выезд на дом. Подробности по телефону (095)268-2844, 8(926)5284-003 или на www.podsolnuh.boom.ru

17. Зоя   (21.10.2005 08:41) E-mail
Уважаемая Ольга, здравствуйте! Прежде всего, большое спасибо Вам за Ваш сайт. Это просто замечательно, что он есть, есть возможность пообщаться людям, столкнувшимся с самой, я считаю, сложной проблемой – неизлечимой болезнью ребёнка. Хочу поделиться тем, что пришлось пережить моей семье. Может быть, рассказ мой будет очень длинным,
но вот уже два года я по большому счёту никому не могу об этом рассказать с уверенностью, что буду понятой. Так что заранее прошу прощения за возможную пространность изложения.
Зовут меня Зоя, мы живём в Кустанае, это Казахстан. Наша семья – это я, мой муж Олег, дочка Ира, которой 12 лет и сын Кирюша, ему сейчас 6 лет
Нашему сыну Кириллу поставили диагноз «ранний детский аутизм» в 4 года. Сказать, что это было для нас шоком – не сказать ничего. Первая реакция: «этого не может быть», «врачи ошиблись», «ребёнок ещё маленький, он перерастёт». Дело в том, что примерно до 3,5 лет Кирюша не давал особого повода для беспокойства. Беременность протекала хорошо, родился Кирюша в срок с нормальным весом, ростом, все показатели были в норме: закричал сразу, сразу приложили к груди, из роддома выписались на 7-е сутки. Если уж описывать наши болезни, то скажу, что в возрасте трёх недель мы с Кирюшей лежали в больнице по поводу фурункула на шее. Нарыв вскрыли, всё благополучно зажило, остался шрам. Болел он, как и все дети, простудными заболеваниями. Нашей проблемой лет до 3-х был ларингит, по этому поводу 2 раза лежали в стационаре. Лорврач сказал, что у ребёнка специфическое строение гортани, это бывает, к 3-м годам всё нормализуется. Так и произошло. В плане речевого развития мы не видели каких-то проблем, произносил звуки, слоги, звал домашних, знал, как кого зовут. К 2-м годам знал уже почти все буквы и много песен, с удовольствием пел. Было такое, что повторял чужую речь, мог назвать себя во 2-м или 3-м лице, но не всегда. Из игрушек ему нравился конструктор, сооружал разные башни, замки. С удовольствием слушал сказки, читали ему разные книжки.
Примерно к 3,5 годам поведение Кирюши стало очень беспокойным, он будто бы боялся людей, мог вырвать руку у меня и убежать вперёд по улице, беспричинно плакал, плохо спал. Я решила обратиться к психоневрологу. И 14 июля 2003 года мы услышали наш приговор. Слово «аутизм» я услышала впервые, даже не сразу точно запомнила этот термин, ни о чём подобном раньше и не подозревала. Врач сказала, что это наследственная болезнь, что это не лечится, что нужно оформить инвалидность. На мой недоумённый вопрос о том, что как можно поставить такой серьёзный диагноз, видя ребёнка буквально 10 минут, не направляя нас ни на какие обследования, врач сказала, что всё видно по его поведению. Среди наших родственников (и моих, и мужа), нет людей с психическими заболеваниями. Так как на мой вопрос о причинах заболевания психоневролог сказала, что это либо наследственность, либо осложнение при беременности и родах, а у нас нет ни того, ни другого, то мы, естественно, поставили диагноз врача под сомнение. К тому же, надо понимать, что после распада Союза многие хорошие специалисты уехали из Казахстана, так что основания для недоверия у нас были.
Я работаю в областной библиотеке, так что всю необходимую литературу по нашей теме (и медицинскую, и педагогическую) я могла прочитать. Очень помогла нам книга «Аутичный ребёнок. Пути помощи», отдельное спасибо её авторам. Именно в этой книге пишется об аутичных детях с тёплыми чувствами, с пониманием пишут авторы о проблемах семей с такими детьми.
Надо сказать, что после посещения психоневролога всякое желание обращаться к врачам у меня пропало. Главными требованиями врача были: оформление инвалидности и посещение специальной группы в детском саду. Врач звонила нам домой несколько раз и настаивала на этом, пока я не сказала, чтобы нас оставили в покое. Ведь что значило для нас, считавших, что растим нормального здорового ребёнка, сразу вот так пойти на ВТЭК с таким диагнозом, который поставили, посмотрев на ребёнка 10 минут! А что значит детский сад, когда он боится детей и всё время плачет! Какой стресс перенёс бы ребёнок, и какие были бы последствия?! Я понимала, что ребёнку нужно общение, нужен коллектив, нужны занятия, но в том состоянии, в каком тогда находился Кирюша, это было невозможно. Почему это не смогла понять и увидеть врач, которая по роду своей деятельности должна это понимать, я не знаю. Конечно, живём мы в небольшом городе, Кустанай – это не Москва, не Питер, и даже не Саратов. Но всё же это областной центр. С рождения мы наблюдались у педиатра, никаких отклонений в развитии ребёнка участковый врач не замечала. Когда Кирюше исполнился 1 год, мы переехали в Санкт-Петербург (через год вернулись обратно, но это другая история), жили там 9 месяцев, всё это время наблюдались там, даже 2 раза лежали в разных больницах, ребёнка смотрели специалисты, никаких отклонений опять же не наблюдалось. Я понимаю, что признаки аутизма появляются позже, в 3 – 3,5 года, наверное, так получилось и у нас, но основных признаков: отсутствия глазного контакта, нежелания общения, требования придерживаться какого-то стереотипа у Кирюши не было никогда. Это очень ласковый, тактильный ребёнок, он всех готов целовать и обнимать, и в глаза всем смотрит. Никогда он не требовал ходить только каким-то одним конкретным маршрутом, надевать какую-то только одну одежду, есть только из одной и той же посуды.
Получилось так, что мы остались с нашей проблемой один на один. Стали мы действовать самостоятельно. Через знакомых я нашла дефектолога, договорилась о встрече. Она пришла к нам домой, пообщалась с Кирюшей, он отвечал на её вопросы, строил что-то из конструктора, катался на своей машине. Посмотрев на него, дефектолог сказала, что врач мог ошибиться, чтобы мы попробовали отдать его в обычный садик. «Может быть, вы просто очень балуете ребёнка?» - сказала она мне. С садиком мы решили повременить, к этому времени Кирюша сидел с бабушкой, я работала. Конечно, у бабушки не было ни специальных знаний, ни опыта, но было, наверное, главное – любовь к ребёнку. Понемногу Кирюша стал спокойнее, стал чаще говорить «я», начал задавать вопросы. Мы старались как можно больше разговаривать с ним.
Через год я собралась с силами и опять пошла с ним к психоневрологу. На наше счастье, врач была другая, очень доброжелательная и приветливая. Выслушав рассказ о наших достижениях, она сказала, что у нас «положительная динамика», что это хорошо.
Я сказала, что хотела бы оформить ребёнка в садик, но можно ли это сделать без оформления инвалидности. Оказалось, что можно, что оформление инвалидности – это вообще наше личное дело, а не необходимость, как нам говорила другая врач. Мы прошли медико-педагогическую комиссию (отдельное испытание), где мне сказали, что мой ребёнок – худший из всех, кто были сегодня. Его спрашивали, как его зовут, спрашивали, кто нарисован на картинках в книжке (причём книжка была точно такая же, как у нас дома, мы часто её читали), но он ничего не отвечал. Когда я стала говорить, что всё это он знает, но не скажет посторонним людям, мне авторитетно заявили: «Мамаша, мы прекрасно понимаем, что дома он у вас может многое говорить, что он может даже в чём-то опережать сверстников. Мы знаем эту патологию». Наверное, если бы я сказала, что ребёнок знает все буквы, хорошо поёт, запоминает длинные стихотворения, меня подняли бы на смех. Определили нас в специальную группу для детей с отставанием в умственном развитии. Так в возрасте 5 лет Кирюша пошёл в садик. Надо сказать, что это получилось спокойнее и проще, чем я думала. Вообще в нашем городе осталась только одна подобная группа, там собраны дети с самыми разными заболеваниями (даже три «даунёнка» есть), группа разновозрастная, там находятся дети с 3-х до 8-и лет. С нашими детьми занимаются опытные воспитатели и дефектолог. Раньше был специализированный садик, но в период «оптимизации» его закрыли. В итоге еле-еле удалось сохранить (усилиями родителей) одну такую группу, есть ещё дефектологи в нескольких садах, там «нетипичные» дети находятся в обычных группах, а это вопрос, лучше ли это.
Вскоре после того, как Кирюша пошёл в садик, мы повезли его на консультацию в Челябинск. Нас смотрела доцент Е. Малинина, зав. кафедрой детской психиатрии при мединституте. Диагноз подтвердила, рекомендовала посещать садик, оформить инвалидность и по возможности лечь к ним на лечение. Наше посещение длилось полчаса. Говоря о положительной динамике в нашем развитии, врач сказала, что прогнозов никто дать не может. Смысл сказанного ею был таков: радуйтесь, что у вас здоров старший ребёнок, будьте готовы к тому, что за своим младшим ребёнком будете ходить следом всю жизнь, обучение, скорее всего, возможно только на дому. С тем мы и уехали.
Кирюша продолжал ходить в садик, осваивался там, принимал участие в мероприятиях. Дома распевал песни, рассказывал стихи, которые учили в садике, рассказывал, что они кушали, что делали на занятиях, как вели себя дети. Однажды, когда я пришла за ним в садик, меня подозвала дефектолог. Уже привыкнув слышать, что мой ребёнок «самый плохой», что он «ничего не знает и не может», я приготовилась услышать что-то подобное. Наверное, подумала я, он молчит на занятиях, может быть, ударил кого-нибудь или что-нибудь разбил. У меня внутри всё похолодело: сейчас мне скажут, что мой ребёнок не может находиться в коллективе. И когда Тамара Георгиевна (дефектолог) стала говорить, какие успехи у Кирюши, что он на занятиях отвечает, что лучше всех собирает одну из сложных мозаик, хорошо считает, начинает читать слоги, я просто не удержалась и заплакала.
К настоящему времени Кирюша уже год ходит в садик, в ту же группу. Я очень довольна воспитателями, они действительно любят таких непростых детей. К сожалению, наша дефектолог ушла на пенсию, мы очень надеемся, что новый педагог тоже найдёт подход к нашему ребёнку.
Основные наши проблемы: неустойчивое внимание и гиперактивность. Причём в садике он ведёт себя хорошо, а дома – вся энергия наружу. Сейчас Кирюша задаёт очень много вопросов: «из чего сделано это?», «почему это называется так?», и т. д. Этим летом мы стали задумываться над тем, чтобы оформить инвалидность. Раньше я вообще не могла об этом ни думать, ни говорить. Сейчас процедура эта ещё усложнилась, нужно наблюдение в стационаре, нужно время, чтобы заниматься хождением по инстанциям.
Как Вы считаете, стоит ли это делать?
Этим летом мы семьёй ездили в горы и на море. Кирюша вёл себя очень хорошо, несмотря на очень длинную дорогу (трое суток в поезде, потом ещё автобусом). Везде ему очень понравилось, а море вообще очень благотворно на него повлияло.
Мы хотели бы показать Кирюшу ещё каким-нибудь специалистам. На вашем сайте даны, в основном, адреса московских центров. Нет ли подобного центра в Санкт-Петербурге? Дело в том, что там живут родители моего мужа, и нам было бы удобнее свозить ребёнка туда. Или лучше всё же в Москву?
Мне бы очень хотелось пообщаться с родителями, которые находятся в нашей ситуации. Как они ведут себя с ребёнком? Как вести себя, если в семье есть ещё ребёнок? Удаётся ли работать мама «аутят»?
В литературе по проблемам аутизма пишется, что родители не должны замыкаться на своей беде, должны стараться вести обычную жизнь, принимать гостей, ходить в гости и т. д. Но как это сделать практически? Ведь кто придёт к нам в гости, если ребёнок ведёт себя неадекватно, бегает, прыгает, может скатерть со стола стащить? И как нам самим ходить с ним в гости, если в одной семье он, например, разбил бра? Если мы идём в гости вместе с ним, то или я или муж постоянно за ним следим, чтобы он чего-нибудь не натворил. Сами мы дома можем приспособиться к нему, вести себя так, что бы он не нервничал, но нельзя же требовать того же от других людей.
Ещё у меня есть вопрос по поводу садика. Целесообразно ли нам оставаться в той же группе, или лучше проситься в группу, где обычные дети? Воспитатели из своего опыта говорят, что там ребёнку будет уделяться гораздо меньше внимания. Но может быть, он брал бы пример с обычных детей и вёл бы себя «правильнее»?
Теперь о лекарственных препаратах. Врачи говорят, что это не лечится, но лекарства, тем не менее, выписывают. Нам выписывали глицин и нейромультивит. Врач в Челябинске сказала, что это – вчерашний день, предлагала какое-то новое лекарство, которое ещё только проходит испытания, но его нужно принимать, находясь под наблюдением у них в стационаре. Рисковать мы не решились. Честно говоря, от нейромультивита и глицина толку никакого, и надо ещё умудриться впихать их ребёнку. Он их просто выплёвывает. Иногда даю валерьянку, иногда поим седативной микстурой. Есть ли вообще смысл лечить ребёнка медикаментозно? Ведь как пишется в литературе, «можно сделать ребёнка при помощи лекарств «более удобным», но стоит ли это делать?» Я эти сомнения разделяю. Может быть, у кого-то есть опыт удачного лечения? Может быть, есть препараты, которые концентрируют внимание, снимают возбудимость? Насколько они безопасны?
Конечно, нам очень трудно психологически, первое время вообще казалось, что мир весь обрушился. Казалось, что всё это страшный сон, что надо проснуться, и всё закончится. Из вполне благополучной и счастливой семьи мы стали семьёй с таким непонятным, неудобным, странным ребёнком. Было такое ощущение, что мы находимся где-то на «дне», примерно там же, где наркоманы и алкоголики. Было очень жалко и ребёнка, и себя, временами просто не хотелось жить. Потом пришло осознание того, что жить надо, и жить надо долго. И надо научиться жить по-новому. Вот этому и учимся каждый день. И всё равно живём с надеждой.
Буду рада, если кто-то напишет мне, поможет советом, просто поделится опытом. Наш адрес: varinke@mail.kz
Всем посетителям сайта желаю терпения, удачи и не терять надежду. Всего вам доброго. Зоя.

16. Ольга   (16.10.2005 20:57)
Помогите найти мультик Том-паровозик.

15. Ольга   (15.10.2005 19:14) E-mail
Уважаемая Ольга!
Когда-то группы занятий с дельфинами были в Московском дельфинарии, сейчас, по-моему, их больше нет. Дельфинотерапией занимаются в Казачьей бухте под Севастополем и в Утришском дельфинарии в Анапе.
Что касается общения с животными, то в Москве есть несколько организаций, которые занимаются иппотерапией (лечебная верховая езда). Это - "Живая нить" и "Солнечный мир". Информацию см. на сайте.

14. Ольга   (15.10.2005 18:24)
Моему сыну 4,7 ему поставили диагноз атипичный аутизм. Мы сами пытаемся с этим бороться. Он говорит, но с ним нельзя зависти диалог. В 2 года он знал весь алфавит сейчас мы складываем слоги он может счетать до 10.Я читала и слышала, что детишкам с аутизмом очень помогают занятия с дельфинами и невролог нам рекомендовал это, но к сожелению я не знаю где такое в Москве, может кто-то знает?

13. Елена   (11.10.2005 23:26) E-mail
НАш психиатр рекомендовал бальзам "Стоумовник".Были ли какие-нибудь отзывы?

12. Елена   (25.08.2005 16:11) E-mail
Моему сыну 8 лет.В 5 лет нам поставили диагноз-аутизм.Бьемся,в основном,сами.Сами ищем врачей,развивающие центры.Мне очень нравится "Тверской" на ул.Фадеева.А врачи из центра коррекционной педагогики на Фрунзенской наб.Не рвитесь в полустационар в НЦПЗ РАН на Каширке.Там замечательные психологи,педагоги,медсестры,но детей качают лекарствами.Лучше наблюдаться амбулаторно и заниматься с педагогами.
Хочу посоветоватся:Идем в школу 8 типа,хотя пишем в прописях,читаем,считаем наглядно.Оттуда уже не выбраться????Это по жизни????

11. svetlana   (23.08.2005 00:59) E-mail
V Moskve my sdelali vse vozmozhnoje dlja nashego malchika, no, uvy, po-sravneniju s USA v Rossii nichego horoshego v etom napravlenii ne proishodit! My uvezli rebenka v USA, nam povezlo.... Zdes vse postroeno na sisteme ABA i eto luchshee, chto mozhet byt'', hotja ja znaju v Rosii ne lubjat etu sistemu... potomu chto ne znaut, ne umeut, a zhal

10. Вероника   (18.08.2005 14:20) E-mail
Моему сынульке 3года 5мес., у него аутизм.Он очень хорошенький и когда с ним кто-нибудь знакомится не могут поверить, что ребенок болен.Сразу начинают задавать мне кучу вопросов, что это такое и иногда говорят, что я сама себя накручиваю и придумываю,но ребенок не разговаривает, и ведет себя иногда очень своеобразно.Я сама долго не могла поверить что мой ребенок болен.Но ничего, будем с этим жить и бороться.Мы с мужем стараемся и делаем все возможное.Сейчас ребенок находится в обыкновенном садике, им занимается психолог, параллельно принимает лекарственные средства.Надеемся на лучшее! Очень хочется пообщаться с родителями у которых такая же проблема как у нас.Как вы с ней боретесь.Будем ждать от вас писем!Обязательно ответим.

9. Жанна   (13.08.2005 01:46) E-mail
Моей дочке РДА поставили в 3 года сейчас ей почти 10.Все эти годы мы сами боремся за своего ребенка.Мне предлагали ее сдать в интернат .лечить транквилизаторами я отказалась.Сейчас она учится в обычной школе самого обычного провинциального города.


Имя *:
Email *:
WWW:
Код *:
Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Copyright MyCorp © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz